Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Роскошь человеческого общения

Павел Трифонович, невысокого роста лысоватый мужчина в очках, начальник отдела рационализации и изобретательства, боком протиснулся в кабинет главного бухгалтера. Двери были широкие, народа не было, но он протиснулся именно боком.

- Вызывали, Григорий Иванович?

- Заходи, Паша. Ну что, городской телефон тебе отрезать? Или из зарплаты удержать?

Павел Трифонович поднял руку и резко опустил её вниз

- Отрезай, нах!

Дело в том, что главбух, просматривая счета за междугородние переговоры, обнаружил счёт на переговоры с Душанбе. Поскольку в эту братскую республику заводом оборудование не поставлялось, да даже если бы и поставлялось, начальник отдела рационализации не имел к этому никакого отношения. Павел Трифонович оформил явку с повинной, сознался в наличии душанбинских родственников, своей тяге к живому общению с ними и дороговизне тарифов на междугородние переговоры, пробивающих брешь в семейном бюджете.

Десятью годами позже я обнаружил счёт на переговоры отдела главного энергетика с Таиландом. Королевство точно не согласовывало нам лимиты потребления электроэнергии. Но туризм туда уже начался. Мобильная связь уже появилась, но финансово была очень затратной. И поэтому как в эпоху СССР работники пытались общаться с душанбинским родственниками за счёт работодателя, так и в начале нулевых общение с уехавшей на отдых женой было материально накладно.

При всех минусах нашего времени ( а они есть в любом времени) общение на расстоянии перестало быть роскошью. Разговоры по телефону или скайпу стоят стоят одинаково, находится ли твой собеседник в соседней комнате, или же где-нибудь в Душанбе, Таиланде или Чили. Технологии не стоят на месте. Правда, при этом уходит на второй план живое общение, а эпистолярный жанр так и вовсе канул в небытие. Появление плюсов влечёт за собой появление минусов. Диалектика.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

С днём работника уголовного розыска, всех причастных!!!

Помнится, по молодости как-то пьянствовал водку в милицейской компании.Не все были в компании этой мне знакомы, и я решил, что один из них - участковый. Меня поправили и научили - в глаза посмотри, у участкового глаза добрые, а у него? Опер, натуральный опер...
С праздником, ребята с колючим взглядом!!!

Диалог в машине

Темно. Узкая дорога. Машина виляет резко влево, шарахнувшись от пешехода, идущего по обочине.
- Не увидела?
- Нет.
- Сейчас пешеходов, которые идут по обочине без светоотражателей, будут штрафовать на 500 рублей.
- А толку-то? У трупа из кармана, что-ли, эти 500 рублей доставать? Лучше бы на 15 суток сажали.
- Арест трупа на 15 суток? Это круто!!!

Вагон



Вагон бежит, бежит, качается,
Колесами считая дни.
В титане кипяток кончается,
В купе кончает проводник,
Кончает с ним его напарница,
Студентка, девка ничего.
Она отличница, ударница,
Семестр третий, трудовой.

Но стоны, вздохи и рыдания
Не испугают никого –
За стенкой пьяная компания
Подняла тост сороковой.
И в такт колесному стучанию
Бокал стучится о бокал,
Пьет безудержно и отчаянно
Командировочный кагал.

Вот эпизодом фильма старого
Суровый, пьяный и худой
Палит в окошко из «Макарова»
Оперативник молодой.
Успешно выполнив задание,
Везет задержанного он,
И глушит жулика рыдания
Стекла веселый перезвон.

Народ притихнет и зажмурится,
Решит – грабеж или война,
В дорогу сваренная курица
Тотчас же будет сметена.
Стрельба закончится с обоймою,
Еда продолжится под мат,
И снеди запахи съедобные
Сортирный скрасят аромат.

В петлицах веточки дубовые,
Под ними белый аксельбант,
Сапожки хромовые, новые –
На дембель катится сержант.
Священный долг отдал отечеству,
Теперь хоть по лбу, а хоть лбом.
О днях геройских человечеству
Расскажет дембельский альбом.

И, как по старой школьной книжице
От пункта «Б» до пункта «А»
По бесконечным рельсам движутся
Мои сограждане и я.
И, словно Николая Гоголя
Героев повестей и пьес,
Навеки с русскими дорогами
Соединило МПС.

Мимикрия наоборот

Если вы хотите остаться незамеченным – привлеките к себе внимание. Странно? Но, тем не менее , криминологии давно известен этот приём.
Если преступник забежит в банк с пистолетом и криком – «Это ограбление!», восемь человек из десяти впоследствии смогут описать его приметы. Чёрные усы, родинка на левой щеке, татуировка дракона на правой ягодице.
Но если же у него на голове будет ярко-красная повязка – то примета будет одна. Именно эта повязка.
Саша работал следователем в райотделе милиции. В лихие девяностые. И хотя по образованию был технологом кондитерского производства, криминологию изучал.
И вот как-то во время дежурства заходит к нему опер из соседнего кабинета. С обычной, в общем-то просьбой – помочь расколоть задержанного.
Задержанный был не простой. Положенец. Собирал дань с рынка и наполнял ею общак. Что уж побудило оперов задерживать его – история умалчивает. Но у них катастрофически не хватало доказательной базы. А явку с повинной задержанный писать отказывался.
Время задержания подходило к концу (хоть годы были и лихие, но УПК в части времени задержания соблюдался строго).
Опера были пьяны, а следователь Саша трезв. Поэтому на голову он натянул шапку с прорезями для глаз и надел шинель.
Методами психологического давления, в отличие от сбора доказательной базы, уголовный розыск владел в те годы в совершенстве. Нынешнее положение дел, честно говорю – не знаю. Может быть, приоритеты и поменялись.
В-общем, к концу беседы, задержанный с готовностью надевал себе на голову мусорницу, залезал в шкаф и кричал оттуда, что его зовут Буратино. Но явку с повинной так и не написал.
На нет и суда нет. И следствия нет тоже. Положенца отпустили.
Как сообщали информаторы, после этого эпизода он ушёл в недельный глухой запой. По выходу из него отправился в прокуратуру и написал заявление. С подробным описанием мучений и мучителей. Описание особенно впечатлило прокурорских. «Меня допрашивал человек в маске и шинели и с ним двое в штатском». По таким приметам личности подозреваемых в нарушении законности не удалось установить. Привлечь к ответственности тоже.
Обратившийся в прокуратуру был дисквалифицирован – за нарушение профессиональной этики. В лихие девяностые преступники тоже стремились соблюдать свои процессуальные кодексы.
Это можно считать в какой-то степени хэппи-эндом.
З.Ы. Не помню, был ли у Кивинова в его «Улицах разбитых фонарей» описан подобный эпизод. Хотя все его рассказы и повести – зарисовка с натуры.