lery63 (lery63) wrote,
lery63
lery63

Из мемуаров деда

Новый фронт

Через два дня поступила команда идти в бой против красных, в 12 дня выступили, а в 6 часов вечера половина нашего батальона была в д. Андреевка, в расположении красных повстанцев крестьян.


Меня вызвали в Ревком, дали назначение – начальником по эвакуации раненых. После этого я хорошо узнал, звери красные или люди. Тут были самые простые русские люди, умевшие понимать, кто друг, а кто враг.
Я остался тут, куда пришёл. Атаман Анненков окружил нас в трёх деревушках и держал больше трёх месяцев в осаде, делая несколько раз штурмы, но успеха не имел. Я имел 30-40 человек раненых на руках.
Армии и бежавших жителей в этих населённых пунктах имелось около сорока тысяч, запасы кончились, кушали оставшийся скот, совершенно без соли, население стало пухнуть с голоду. Нужен был выход из положения, открыть фронт не хотелось, после долгих переговоров и слёз детей и стариков гарнизон сдался.
14 октября 1919 года я снова в лагере белых, как пленный. Прошло несколько месяцев, я получил известие из дома через товарища, что моё предчувствие – «Прости, папа, может быть в последний раз», подтвердилось. Дома отца расстреляли белые. Затаил зло и ждал минуты.
В декабре месяце из контрразведки белых выпустили моего товарища, он сообщил мне, что начальник контрразведки интересуется моей персоной. Ровно через два дня на кладбище отрубили голову второму моему товарищу. Такая же участь ждала меня, а жить хотелось, нужно было твёрдое решение, уходить или шагать на кладбище, встать на колени, наклонить голову и ждать, пока острое лезвие не отсечет её.
Жизнь висит на ниточке, а дух гордости подсказывает, что нужно жить и жить!
Путь один – бежать к красным. Фронт, цепи с одной и другой стороны. Чья-то пуля сразит тебя, но будешь знать, что ты погиб на пути к цели.
Вот роковой вечер после долгих бессонных ночей, когда свою жизнь ставишь на карту. Собрался, пошёл в сторону, где располагались красные, цепь белых прошёл, но, как только стал подходить к желанной цели, попал под залпы и случайно остался жив. Меня спасло знание людей, которые были со мной в осаде 3,5 месяца м командир полка т. Горбатов (ныне генерал-майор Советской Армии) дал мне путёвку в жизнь. Назначение в военный госпиталь с. Гавриловка. Работа в мирной свежей обстановке. После ликвидации белых в Семиреченской области формировались части для борьбы в Средней Азии против басмачества Узбекистана.
Я поехал туда. По дороге в Алма-Ата пришлось быть близким свидетелем бунта собравшихся там пленных из лагеря белых (эта история описана Фурмановым в повести «Мятеж»). Путь лежал через г. Фрунзе, Ташкент, Коканд. Путь от г. Семипалатинска до г. Фрунзе я прошёл пеший и на быках, покрыв расстояние около двух тысяч километров среди зноя и пыли.
Среднеазиатский климат, с его изобилием фруктов, природных красот, не особенно прельщал нас – сибиряков. Остановка в г. Коканд – Узбекистан. Разнообразие узбекских разноцветных халатов с их странными, полудикими обычаями. Незнание языка, тяжёлое экономическое положение воюющих сторон отражались на каждом человеке.
Месяцев шесть скитаний по кишлакам при полуголодном существовании не могли не дать своих результатов. Я заболел малярией, после сыпным и возвратным тифом, в госпитале, где я пробыл 6 месяцев и 23 дня, лёжа в бессознательном состоянии, кроме горячей воды не брал в рот ничего. В кровати лежали длинные кости, обтянутые кожей, помню, было одно страстное желание – вырвать у кого-нибудь нож и перерезать себе горло. Начальством госпиталя уже была вырыта могила, но ещё какая-то внутренняя сила помогла вернуться к жизни.
После получил назначение заведующего аптекой гарнизонного госпиталя. В это время, как будто в вознаграждение за прошлые страдания стал жить по-человечески – имел время, деньги, отдых, приличных знакомых, между делом ходил в школу изобразительных искусств, читал книги.
1923 год – седьмой год скитаний и страданий, хотелось чего-то постоянного и более разумного, тянуло в родные края. Настал долгожданный день, документы получены, я в вагоне, прощайте, казармы, случайные друзья. «Туда, туда где угнетенному есть чувства уголок».
4 года, 16 тысяч километров турне по матушке Русской земле, сколько хорошего и плохого пережито, можно ли всё пересказать.

Tags: воспоминания
Subscribe

  • Наши соседи

    Когда я переехал 15 лет назад из мегаполиса в пригород, то жил, как на хуторе. До ближайших соседей было метров 300. Но потом соседи размежевали…

  • Если пьянка мешает работе

    «Если пьянка мешает работе – надо бросать такую работу». Был такой афоризм в советское время. Кто автор – не знаю. Справедливости ради надо сказать,…

  • Пропажи

    Вчера вечером потерялась девочка. Фиолетовая куртка(до колен) бордовая шапка. Рост 150(примерно). В половине седьмого вышла из дома на улицу и не…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments