lery63 (lery63) wrote,
lery63
lery63

РОССИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В СЕНТЯБРЕ 2015

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ СЕНТЯБРЯ
Первые сентябрьские данные показали высокую адаптацию российской промышленности к кризису образца 2015 г. Вялая негативная динамика спроса устраивает сейчас большинство предприятий и позволяет им уверенно контролировать запасы готовой продукции. Зарегистрированный сентябрьским опросом рост выпуска выглядит пока как случайный всплеск на относительно спокойной поверхности текущего кризиса и не подкреплен пересмотром планов и прогнозов предприятий. Продолжающееся снижение банковской ставки сопровождалось в сентябре ужесточением прочих условий кредитования промышленности.


СПРОС НА ПРОМЫШЛЕННУЮ ПРОДУКЦИЮ

В сентябре динамика спроса не претерпела принципиальных изменений ни по исходным, ни по очищенным от сезонности данным. Оба баланса со-храняют умеренные отрицательные значения – худшие, чем в 2014 г., но явно лучшие, чем в классически кризисных 2008-2009 гг. Аналогичная ситуация наблюдается и с прогнозами предприятий. Этот показатель начал традиционное и совсем некризисное снижение к концу года, которое обычно наблюдается в это время.
В результате текущие (достигнутые? сохраненные?) объемы спроса получили «высокую» оценку российских производителей. Более половины пред-приятий (59% в августе и 58% в сентябре) оценили фактически объёмы продаж своей продукции как «нормальные». Это – лучший результат 2015 г. И он не сильно отличается от предкризисного максимума в 61% (август-сентябрь 2014 г.) и межкризисного пика в 64%, зарегистрированного в октябре 2011 г. Промышленность, таким образом, демонстрирует высокую адаптацию к вялотекущему кризису 2015 г. Но, разумеется, в разной степени по отраслям.
Лидером в этом процессе оказался химпром, 76% предприятий которого удовлетворены текущим спросом на основе, как считается, успехов импортозамещении. Примерно такой же результат получен и для цветной металлургии, добившейся хороших результатов на внешних рынках в условиях девальвации рубля. Пищепром смог «вписаться» в современный кризис на 65%, что было не так легко добиться в условиях отечественных санкций и падения реальных доходов населения. А легпрому адаптация к падающим доходам покупателей дается очень тяжело. И самые скромные успехи зарегистрированы в промышленности строительных материалов, тяжело переживающей свертывание государственных мегапроектов, торможение инвестиционной активности предприятий и лихорадку жилищного строительства.

ЗАПАСЫ ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ

Аналогичные выводы можно сделать и из анализа оценок запасов готовой продукции, которые предприятия дают по шкале «выше нормы», «нормальные», «ниже нормы». Основной кризисный индикатор – доля ответов «выше нормы» - демонстрирует в кризисном 2015 г. удивительную стабильность и совсем некризисный уровень. Во-первых, все девять месяцев года этот показатель пребывает в интервале 11-15%, а последние четыре месяца составляет одну и ту же величину – 14%. Во-вторых, полученные значения 2015 г. – почти абсолютный минимум всего 23-летнего (!!!) периода мониторинга этого показателя. Только в 2010 г. в промышленности было меньше этих негативных оценок запасов. Кризисные максимумы ответов «выше нормы» обычно превышают 40% и достигаются очень быстро, хотя и не сохраняют такие высокие значения длительное время. Таким образом, про-мышленность уже который месяц подряд демонстрирует совсем некризисные оценки запасов готовой продукции в объявленном кризисным 2015 г. А индикатор адаптации предприятий к текущим условиям сбыта – доля ответов «нормальные» – наоборот достигла в 2015 г. абсолютного и устойчивого максимума.

ВЫПУСК ПРОДУКЦИИ

После затяжного вялотекущего спада первых восьми месяцев 2015 г. промышленность, возможно, рискнула и в сентябре пересмотрела свою крайне осторожную политику определения текущих объемов производства. В сентябре опросный индика-тор фактического выпуска показал резкое и положи-тельное изменение баланса (темпа роста) на 14 пунктов по исходным данным и на 10 пунктов – по очищенным от сезонности. В результате оба показателя стали положительными, т.е. показали рост производства по отношению к августу. Станет ли этот результат свиде-тельством выхода российской промышленности из за-тяжного кризиса, говорить пока абсолютно преждевре-менно. Во-первых, полученные позитивные изменения должны получить подтверждение в данных официаль-ной статистики. Во-вторых, эти изменения должны при-обрести устойчивый характер, а не ограничиться не-сколькими месяцами. В-третьих, официальные прогно-зы должны служить надежным ориентиром для пред-приятий, а не дезориентировать их. В-четвертых, в возможность устойчивого роста выпуска должны пове-рить сами производители. Последнее обстоятельство может быть проанализировано по производствен-ным планам предприятий.
Это показатель в 2015 г. после очистки от сезонности не выходит за пределы своих значений периода 2012-2104 гг. Даже паника I кв. текущего года не смогла опустить его значения до (пред)кризисного уровня. Од-нако и значения последних месяцев не производят впечатление определенного намерения промышленности «оттолкнуться от дна» текущего вялого кризиса. Они остаются в тех же совсем не (пост)кризисных пределах. Таким образом, пока российская промышленность не видит оснований для перехода на позитивную и устойчивую динамику своего выпуска.
Впрочем, августовская девальвация рубля может оказаться последней каплей, которая должна, по мнению теоретиков, вызвать рост отечественного производства на волне вытеснения критически, наконец, по-дорожавшего для отечественного потребителя импорта. Во-первых, в той части, в какой отечественное про-изводство уже существует и имеет свободные (простаивающие) мощности. Это самый легкий путь и быстрый путь импортозамещения, не требующий, как правило, вложений в производство. Во-вторых, в части несуществующих сейчас на территории РФ производства. Второй путь гораздо сложнее в силу того, что он требует, как минимум, двух дефицитнейших на данный момент ресурсов: инвестиций и времени. Считается, что минимальный срок для создания нового завода исчисляется полутора-двумя годами. К сожалению, за этот период может измениться, как политическая ситуация, вызвавшая в немалой степени современный кризис в российской экономике, так и курс национальной валюты. Причем – в таком сочетании, что инвестиции в новое производство окажутся бессмысленными.

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПЛАНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

Поэтому высокий инвестиционный пессимизм российской промышленности в III кв. 2015 г. выглядит совершенно обоснованным. Баланс планов вложений в собственное производство остается существенно отрицательным (-17 пунктов в завершившемся квартале), хотя уже и не таким пессимистичным как в начале года, когда промышленность, поддавшись общей паники, снизила свои планы до -29 пунктов, что стало пятилетним минимумом показателя. При этом фактические (упавшие на 6% к аналогичному периоду прошлого года) объемы инвестиций I кв. 2015 г. устраивали толь-ко 43% предприятий (тоже 5-летний минимум; правда, мониторинг этого показателя начался лишь со II кв. 2010 г.). Но оценки объемов инвестиций II и III кв. 2015 г. уже стали лучше: 54% и 52% соответственно при аналогичных масштабах сокращения их объемов. Промышленность, таким образом, и по этому показателю демонстрирует адаптацию к кризису 2015 г.
При этом ослабление национальной валюты и удорожание импортного оборудования стало мощным дестимулирующим фактором инвестиционной активности для российской промышленности. Если в январе 2014 г. снижение цен на оборудование и СМР могло способствовать вложениям в собственное производство у 41% предприятий, то к июню 2015 г. необходимость снижения этих цен увеличилась до 55%. Возможности инвестиционного импортозамещения в российской экономике сейчас ограничены в первую очередь из-за отсутствия производства не территории страны существенной части необходимого отечественной промышленности оборудования.
ПОМЕХИ И УСПЕХИ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ

Такой результат дает уже второй в 2015 г. опрос о помехах импортозамещению при закупках оборудования и сырья российскими промышленными предприятиями. И в январе, и в августе 2015 г. 60% предприятий указали, что основным препятствием такого перехода для них является «банальное отсутствие российских аналогов любого качества». И если январские оценки текущего года можно было считать эмоциональным всплеском после шоковой девальвации декабря 2014 г., то августовские данные следует считать уже серьезным предупреждением сторонникам масштабной политики импортозамещения.
Результаты этой политики можно оценить по итогам ежеквартального мониторинга фактического импортозамещения и планов предприятий в этой области, запущенного Институтом Гайдара в 2015 г.
О снижении физической доли импорта при закупках оборудования во II кв. 2015 г. по сравнению со II кв. 2014 г. сообщили 30% предприятий. При этом 6% предприятий полностью отказались от такого импорта (хотя закупали его ранее), а 24% снизили его долю, но не до 0%. Планы предприятий на III кв. 2015 г. (по состоянию на июль – т.е. до августовской девальвации) не предвещали изменения интенсивности этого процесса: снижение доли импорта планировали 31% предприятий, в том числе 6% - до нулевого уровня. Скорее всего, августовская девальвация и неизбежный рост рублевых цен на импортные машины и оборудование приведут к дальнейшему вымыванию импорта из станочного парка российской промышленности. Что в свою очередь приведет к не самому качественному (конкурентоспособному) обновлению оборудования предприятий.
Отраслевой анализ импортозамещения выявил оп-ределённые различия этого процесса в рассматривае-мых секторах. Самый значительный отказ от импорта произошел в промышленности строительных материалов. Во II кв. его долю сократило 40% пред-приятий, такие же масштабы этого процесса отрасль планирует сохранить и в следующем квартале 2015 г. При этом около 40% предприятий промышленности строительных материалов вообще не закупают им-портное оборудование.
Второе место в фактическом и планируемом импортозамещении принадлежит машиностроению. Треть предприятий этой отрасли снизили свои закупки импорта, и треть же планирует их сократить в III кв. Од-нако российское машиностроение больше зависит от импорта: только 15% предприятий этой отрасли сообщили о том, что они не приобретают импортное оборудование и поэтому им нечего сокращать в рамках национальной политики импортозамещения. Дополняет картину высокой зависимости отечественно-го машиностроения от импорта масштабы сохранения доли импорта в инвестициях машиностроительных предприятий. Более половины предприятий отрасли не смогли (или не захотели?) снизить долю им-портного оборудования в инвестиционной про-грамме II кв. 2015 г. Совершенно аналогичной политики по сохранению присутствия импорта в закупках обору-дования отечественное машиностроение собирается придерживаться и в III кв.
Российские металлурги оказались на третьем месте отраслевого рейтинга масштабов импортозамещения во II кв. 2015 г. Только четверть предприятий этой отрасли сообщила о снижении доли зарубежного обо-рудования в инвестиционных закупках. При этом отрасль довольно сильно зависит от импорта: только 6% ее предприятий признали, что не используют зарубеж-ное оборудование и менее 1% - что полностью сократили его закупки (хотя закупали год назад). Аналогичной стратегии металлурги собираются придерживаться и впредь: 25% планируют снижение доли импорта в инвестициях III кв. при 1% полного отказа от него.

ЦЕНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

Сентябрьские данные показали, что августовское торможение роста отпускных цен прекратилось. Баланс (темп роста) показателя вырос на 5 пунктов, рост к июню – нижней точки 2015 г. – составил уже 16 пунктов. Заметим, что первое полугодие характери-зовалось устойчивым снижением показателя, в резуль-тате которого баланс сократился с +42 до -2 пунктов. Прогнозы изменения цен остались в сентябре практически на августовском уровне (рекордном для II-III кв. текущего года).

КРЕДИТОВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В сентябре снижение предлагаемой промышленности ставки по рублевым кредитам вновь замедлилось и составило всего 0,3 процентных пункта. Банки сейчас готовы ссужать рубли под 16,3% годовых с традиционным разбросом ставок от 14,9% для метал-лургов до 18,2% для легкой промышленности (отраслевые данные – средние за III кв.).
Однако формальное снижение ставки сопровождалось ужесточением банками других условий кредитования, причем, по оценкам предприятий, - значительным. В результате нормальная доступность кредитов потеряла в сентябре сразу 11 пунктов и опус-тилась до 41%. Снижение индикатора зарегистрировано впервые за последние 6 месяцев. Кризисный минимум этого показателя составляет 34% и был зарегистрирован в марте.

По материалам института экономической политики
Tags: экономика
Subscribe

  • Клопы как домашние питомцы

    Ребёнок хотел завести себе питомца. Двадцати собак и двух кошек ему мало. Это, говорит, ваши, а мне надо своего. Хомяк, кролик, жабочка, воробей,…

  • Наши соседи

    Когда я переехал 15 лет назад из мегаполиса в пригород, то жил, как на хуторе. До ближайших соседей было метров 300. Но потом соседи размежевали…

  • Пропажи

    Вчера вечером потерялась девочка. Фиолетовая куртка(до колен) бордовая шапка. Рост 150(примерно). В половине седьмого вышла из дома на улицу и не…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments