lery63 (lery63) wrote,
lery63
lery63

РОССИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ФЕВРАЛЕ 2015

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ФЕВРАЛЯ
В феврале восстановление спроса не достигло обычных масштабов, что привело к росту избыточности запасов готовой продукции в условиях опережающей спрос динамики выпуска. При этом прогнозы спроса остаются на минимуме с 2009 г., планы выпуска и инвестиций продолжают набирать пессимизм, а условия кредитования ужесточаться.

В феврале фактическая динамика спроса не показала традиционного после январских каникул восстановления продаж промышленной продукции. Исходный баланс изменений остался в минусе, и – очень большом для этого месяца года. В прошлые (межкризисные?) годы этот показатель становился по-ложительным или, как минимум, достигал окрестностей нуля. Сейчас он поднялся лишь до -14 пунктов. А после очистки от сезонности оказался почти абсолютным минимумом с июля 2009 г. Худшее значение получено в июле 2012 г. и было меньше текущего на 2 пункта. Таким образом, январские, крайне пессимистичные прогнозы продаж вполне «успешно» реализовались в февральской динамике спроса.
Однако такие изменения продаж не привели пока к существенной корректировке оценок текущего объема спроса. Доля ответов «нормальный» по-прежнему превышает долю ответов «ниже нормы», но теперь – только на 5 пунктов, хотя еще в ноябре это превышение составляло 11 п.п. Даже снизившиеся объемы продаж в условиях валютного и кредитных шоков и развертывания антикризисных мер правительства устраивают большинство (хотя и минимальное) предприятий в российской промышленности.
Не могут набрать должного оптимизма и прогнозы спроса. После крайне слабого январского роста в феврале показатель улучшился еще лишь на 5 пунктов и по-прежнему не добирает до обычного уровня 15-20 пунктов. После очистки от сезонности прогнозы спроса остались в феврале на уровне января месяца. Таким образом, дальнейшего ухудшения этого показателя не произошло, что можно считать несомненным плюсом в условиях предкризисной риторики. Однако январско-февральские прогнозы продаж 2015 г. остаются худшими с апреля 2009 г.

ВЫПУСК ПРОДУКЦИИ

А эти официальные данные об объемах выпуска продукции в феврале опять могут стать лишь предметом дискуссий о качестве сезонной очистки, поскольку и сейчас опросы не зарегистрировали ничего катаст-рофически кризисного в изменении выпуска. Исходный баланс вполне обычно для февраля месяца вырос на полагающуюся ему величину, а очистка от сезонности столь же обычно показал скромный рост показателя. Промышленность, таким образом, два месяца подряд удерживает в кризисном 2015 г. минимальный рост выпуска и не допускает его резкого снижения. Правда, сейчас за счет ухудшения оценок запасов готовой продукции.
Впрочем, ухудшились в феврале и производственные планы предприятий. Их исходный баланс остался на уровне января 2015 г. (достаточно слабом, если сравнивать с другими годами), а очищенный от сезонности показал его дальнейшее снижение (поскольку в феврале обычно еще происходит набор оп-тимизма). В результате февральские планы выпуска опустились до двухлетнего минимума.

ЗАПАСЫ ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ

Запасы готовой продукции абсолютно адекватно отреагировали на негативную динамику спроса. В феврале баланс их оценок («выше нормы» минус «ниже нормы») ухудшился на 7 пунктов. Заметим, что в январе этот показатель почти так же существенно улучшился, что выглядело совершенно логичным в ус-ловиях совсем некризисной динамики и спроса, и выпуска первого месяца 2015 г. С учетом негативной ди-намики спроса и высокого пессимизма его прогнозов резкое ухудшение оценок запасов готовой продукции явно добавляет негатива в оценку текущей ситуации, которая, впрочем, не отражается в официальных дан-ных об изменении промышленного производства.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ

Одним из популярных объяснений относительно устойчивой динамики промышленного производства в 2015 г., объявленным властями кризисным, стало импортозамещение. Последнее означает переориентацию российского покупателя с импорта на отечественную продукцию по двум причинам. Первая и уже привыч-ная для нашей страны - девальвация национальной валюты. Вторая ставшая новацией 2014 г. – админи-стративный запрет на ввоз товаров из других стран на территорию РФ. Такая ситуация заставила власти активно включиться в решение проблемы удорожания или исчезновения импорта для российского покупателя. Пока – анонсированием программ импортозамещения в отдельных секторах российской экономики.
Однако поведение населения, активно «выгребавшего» любой импорт из торговой системы в ноябре-декабре 2014 г. и резко свернувшего свою покупательскую активность в начале 2015 г., заставляет усомниться и в реальности импортозамещающих надежд, и в реализуемости программ властей. По крайней мере – пока, т.е. до тех пор, пока имеющейся импорт (техника) не выйдет из строя или (в случае расходуемых материалов) не иссякнут его запасы. Затем перед российскими домохозяйствами и предприятиями, получающими доходы в обесценившихся рублях, встанет проблема выбора: а) продолжать покупать импорт, но отдавать за него больше рублей, б) переходить на российские аналоги. Причем, план Б уже воплощается теми предприятиями и домохозяйствами, которые в силу санкций и/или антисанкций физически лишились возможности покупать привычный импорт еще в 2014 г.
Для оценки реальных, а не декларируемых возможностей импортозамещения промышленным предприятиям в январе 2015 г. был задан вопрос о возможности перевода их закупок с импорта на российские аналоги. Принципиально важно, что в данном случае предприятия опрашивались не как производители, а как покупатели машин и оборудования, сырья и материалов. При этом покупатели, обладающими большими возможностями, чем домохозяйства. Если последние пользуются, как правило, тем, что предлагает торговля, т.е. посредники, то отделы закупок предприятий лучше знают рынки нужного им обо-рудования, комплектующих, сырья. Можно также считать, то предприятия являются более квалифициро-ванными покупателями, чем население в силу специального образования работников и опыта.
Ответы предприятий в начале 2015 г. на вопрос о помехах импортозамещению продемонстрировали на-личие существенных проблем при реализации возможных планов промышленности и декларируемых программ властей в этой области.
Самой массовой проблемой импортозамещения предприятия считают «отсутствие отечественных аналогов оборудования и сырья любого качества». В целом по промышленности с невозможностью перейти на российскую продукцию столкнутся 62% предприятий. Приведенная цифра, скорее всего, не означает, что эти предприятия не смогут заменить весь закупавшийся ими импорт, но реальные масштабы этого огра-ничения (т.е. доля импорта без российских аналогов) настолько велики для данных предприятий, что критически скажутся на издержках, а, следовательно на отпускных ценах, спросе и объемах выпуска. Особенно – в условиях постоянно предрекаемого промышленности кризиса.
Абсолютное большинство отраслей промышленности находится примерно в одинаковых условиях с точки зрения отсутствия российских аналогов. И только промышленность строительных материалов будет испытывать несравнимо меньше проблем с такой заменой в силу своей минимальной зависимости от импорта. Немного особняком стоит и машиностроение, которое замыкает рейтинг основной группы отраслей по невозможности получить отечественные аналоги. Можно предположить, что предприятия этой отрасли в силу того, что они сами производят машины и оборудование, способны несколько снизить зависимость от импорта либо самостоятельно изготавливая нужное себе оборудование, либо «доводя до ума» продукцию других российских заводов. Другие отрасли, вероятно, имеют меньше таких возможностей и поэтому в большей степени зависят от незаменимого импорта.
Все другие помехи импортозамещению оказались гораздо менее распространенными по сравнению с от-сутствием российских аналогов.
На второе место покупатели из промышленности поставили «низкое качество отечественного оборудования и сырья». Эта проблема упоминается российскими предприятиями почти в два раза реже и имеет иные отраслевые «приоритеты». Единственным лидером по претензиям к качеству российского оборудования и (возможно) сырья стала цветная металлургия, более половины предприятий которой не готовы перейти на российские аналоги по этой причине. Большинство отраслей имеет меньшие и укладывающиеся в интервал 30-40% претензии к качеству российских аналогов. А пищевая промышленность и промышленность строительных материалов демонстрируют минимальные претензии к качеству закупаемой ими российской продукции.
Претензии к властям по поводу недостаточной поддержки выпуска отечественного оборудования и сырья зарегистрированы в начале 2015 г. только у 18% российских предприятий. Они сконцентрированы в основном в пищевой промышленности, где указанный фактор отметили 43% производителей. Скорее всего, российский пищепром нуждается в поддержке производства российского именно сырья, которого он в одночасье лишился еще в августе 2014 г. Машиностроение, которое должно было бы иметь максимальные претензии в части поддержки выпуска отечественного оборудования, высказалось по этому поводу после обвальной девальвации рубля только в 19% случаев.
Недостаточные объемы выпуска российских аналогов импорта волнуют в начале 2015 г. только 13% их покупателей в промышленности. Чаще всего не хватает уже выпускающегося у нас и устраивающего наших покупателей оборудования и сырья предприяти-ям черной металлургии (22%), легкой промышленности (18%), химической и нефтехимической отрасли (17%). А подобные претензии со стороны пищепрома озвучены только 13% предприятий. Последняя цифра в сочетании с крайне высоким уровнем претензий предприятий этой отрасли к недостаточному уровню поддержки властями российского производства говорит о том, что пищепром видит исчерпание возможностей расширения выпуска российского сырья сельхозтоваропроизводителями без поддержки государства.
Ценовой фактор оказался последним существенным препятствием на пути импортозамещения в 2015 г. Причем, в первую очередь предприятия указывали на завышенные цены российских аналогов, и скорее всего с учетом соотношения цена-качество. Всё еще приемлемые цены на импорт уже почти перестали сдерживать отказ от импорта – т.е. девальвация сделала своё дело. Промышленность готова перейти на российское оборудование и сырье, дело – за «малым»: начать выпуск всего нужного российским предприятия при сопоставимом качестве (с учетом соотношения цена-качества) и/или расширить выпуск уже производи-мых в стране заменителей импорта.
ИЗДЕРЖКИ ПРЕДПРИЯТИЙ

В I кв. 2015 Г. в промышленности сохранился интенсивный рост издержек. За истекшие с момента предыдущего замера три месяца темп роста себестои-мости вырос еще на 16 пунктов (рост IV кв. 2014 г. со-ставил 22 пункта), достиг +51 пункта и вышел в итоге на семилетний максимум, т.е. так интенсивно издержки не росли с начала 2008 г. Инфляционная волна, запу-щенная в августе нашими антисанкциями, поддержанная обвальной девальвацией декабря и отчасти ростом ставки Центрального банка, продолжает свое движение по российской промышленности. Самый интенсивный рост себестоимости зарегистрирован в легкой, пище-вой, химической и нефтехимической отраслях (более +60 пунктов). А в машиностроении, наоборот, самый умеренный (всего лишь +43 пункта).
Но в следующем квартале промышленность попы-тается остановить рост этого показателя. Февральские прогнозы изменения издержек почти не изменились по сравнению с результатами ноября 2014 г. Т.е. рост себестоимости, по мнению предприятий, сохранится, но его темп они рассчитывают удержать на уровне I кв. 2015 г. – самом, повторим, высоком за многие годы. Лидер этого процесса – легкая промышленность – готовится к росту издержек с балансом +70 пунктов, тогда как большинство других отраслей рассчитывают уложиться в интервал +55..+59 пунктов, пищевая промышленность ожидает роста издержек с балансом +39 пунктов, а металлурги – с балансом +20 пунктов.

ЦЕНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

Намерения сдержать темп роста издержек во многом объясняется наступившим, похоже, переломом в динамике отпускных цен предприятий. После достижения в январе четырехлетнего максимума темп роста цен в феврале снизился на 5 пунктов. Заметим, что в декабре-январе он вырос на 35 пунктов после пребывания в июне-ноябре 2014 г. практически на одном уровне. Тогда отпускные цены предприятий рос-ли с темпом +7 процентных пунктов, в январе 2015 г. темп достиг +42 п.п., сейчас он составляет +35 п.п., в феврале 2014 г. показатель был равен +5 п.п. Джин инфляции, выпущенный из бутылки в августе с введение наших антисанкций, пока слабо реагирует на разнонаправленные действия денежных властей.
Впрочем, ценовые прогнозы промышленности, взлетевшие в декабре-январе почти до межкризисного(?) максимума, в феврале тоже стали снижаться. Пока только на 6 пунктов после скачка на 33 пункта в пре-дыдущие два месяца. Но слабое восстановление спроса и пессимизм его прогнозов, скорее всего, заставят предприятия продолжить торможение роста цен, даже при более интенсивном росте издержек. Последнее неизбежно приведет к снижению рентабельности производства, дальнейшему нарастанию пессимизма инвестиционных планов и другим негативным последствиям.

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПЛАНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

И действительно, инвестиционные планы в феврале рухнули еще на 12 пунктов, достигнув худшего уровня с октября 2009 г. Всего же за сентябрь 2014 г. - февраль 2015 г. баланс инвестиционных планов потерял 45 пунктов. Такого глубокого падения этого показателя опросы еще не регистрировали (правда, его мониторинг начался только в мае 2009 г.). Другой рекорд тоже впечатляет – доля сообщений о намерении снизить инвестиции достигла в целом по промышленности в феврале 50%. В металлургии сворачивать инвестиции планируют две трети предприятий, в машиностроении – половина, в легпроме и пищепроме – 40%.
Основной помехой инвестированию предприятия считают нехватку собственных средств, поскольку именно прибыль остается основным источни-ком вложений в российской промышленности.
Впрочем, кредитная политика Центрального банка РФ лишила предприятия и другого, классического ис-точника инвестиций – банковского кредитования. Высокий процент по кредитам в 2015 г. считается по-мехой инвестированию почти половиной российской промышленности. В 2014 г. на него жаловались лишь 21% предприятий, в 2013 г. – 19%. Дополняют картину оценка трудностей получения банковского кредита, если даже предложенная банком ставка окажется приемлемой для предприятия. Прочие барьеры на пути оформления инвестиционного кредита в этом случае увеличены банками в 2015 г. почти в два раза (с 10% до 19%).
Валютная политика регулятора усилила сдержи-вающее влияние еще одного, всегда существенного для российской промышленности фактора – цен на оборудование. После девальвации российским пред-приятиям наверняка придется отдавать больше рублей за импортные машины. А инвестиционное импортозамещение для многих предприятий может оказаться невозможным из-за того, что нужное им оборудование просто не производится на территории РФ. Другая же часть российских покупателей импортных машин и оборудования не сможет от них отказаться еще и в силу того, что производимое у нас оборудование сильно отличается от импортного по качеству (соотношению цена-качества). В результате высокие цены на оборудование и СМР считаются негативным фактором для инвестиций в начале 2015 г. 42% предприятий (в 2013 г. 34%).

КРЕДИТОВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Снижение 30 января Центральным банком РФ ключевой ставки с 17 до 15% не вызвало перелома негативных тенденций в кредитовании российской промышленности: доступность кредитов для предприятий продолжает снижаться, а предлагаемая банками ставка – расти. Единственный положительный эффект этого небесспорного решения состоит, возможно, в торможении упомянутых тенденций. Без снижения ключевой ставки и применения уже ручного управления условия кредитования и минимальная ставка могли измениться сильнее. Но и «достигнутые» в феврале результаты денежно-кредитной политики впечатляют.
Доступность кредитов для промышленности снизилась еще на 7 пунктов и составляет 36%. Хотя еще в марте 2014 г. нормальную доступность кредитов в российской промышленности имел 71% предприятий. Минимальная ставка, по которой банки готовы ссу-жать деньги промышленности после снижения ключевой ставки ЦБ, увеличилась еще более чем на 1 п.п. и составляет сейчас 20,9% годовых в рублях. Хотя еще в марте 2014 г. она была равна 12,5%. При этом лучшие ставки предлагаются как всегда металлургам (18.7% годовых), худшие – легкой промыш-ленности (23.7%).



(По материалам Института экономической политики)
Tags: экономика
Subscribe

  • Наши соседи

    Когда я переехал 15 лет назад из мегаполиса в пригород, то жил, как на хуторе. До ближайших соседей было метров 300. Но потом соседи размежевали…

  • Пропажи

    Вчера вечером потерялась девочка. Фиолетовая куртка(до колен) бордовая шапка. Рост 150(примерно). В половине седьмого вышла из дома на улицу и не…

  • Лихо одноглазое

    Она лежала посреди дороги в луже своей крови. Кровь замёрзла и приморозила её к дороге. Прямо напротив её дома. Рыжая молодая собака уже не…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments