lery63 (lery63) wrote,
lery63
lery63

РОССИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В НОЯБРЕ 2014

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ НОЯБРЯ
В ноябре промышленности не удалось сохранить положительный импульс предыдущих месяцев. Негативная динамика спроса не оправдала надежды предприятий на декларируемый властями эффект импортозамещения, хотя в планах, прогнозах и оценках запасов готовой продукции позитив пока сохраняется. Мощная инфляционная волна докатилась до издержек и ценовых планов предприятий. Инвестиционные намерения набирают пессимизм, а условия кредитования промышленности ужесточаются.

СПРОС НА ПРОМЫШЛЕННУЮ ПРОДУКЦИЮ

В октябре-ноябре динамика спроса на промышленную продукцию все больше приближается к траектории показателя прошлого года, хотя до сентября она демонстрировала отклонение в лучшую сторону. В результате очищенный от сезонности темп изменения спроса ухудшился на 3 пункта.
Это обстоятельство сказалось на оценках предприятиями текущих объемов спроса. В ноябре доля ответов «нормальный» снизилась еще на 5 пунктов после октябрьского снижения на 3 пункта. Промышленность, похоже, рассчитывала на бОльший эффект импортозамещения в результате действий как политических, так и денежных властей. Впрочем, явное обострение украинского кризиса с демонстрацией уже вооруженных сил сопредельных государств сохраняет надежды российской промышленности на увеличение масштабов импортозамещения. Об этом говорят прогнозы спроса, которые остаются лучше прошлогодних и по исходным данным, и по очищенным от сезонности.

ЗАПАСЫ ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ

Могут поддержать промышленный рост ближайших месяцев и запасы готовой продукции на складах предприятий. Балансы их оценок («выше нормы» - «ниже нормы») в октябре-ноябре находятся на уровне посткризисного минимума. А доля ответов «нормальные» (70%) практически вышла на уровень исторического максимума (71%), зарегистрированного в апреле 2014 г. Предприятия, таким образом, более чем успешно управляют своими запасами готовой продукции, чему, скорее всего, способствует крайне вялая динамика промпроизводства последних лет.
Впрочем, нельзя исключить и другого варианта развития событий, при котором предкризисная паника, поддерживаемая, в том числе и властями, лишит предприятия надежд на рост выпуска и заставит пойти на дальнейшее сокращение своих запасов, в результате чего баланс может стать уже отрицательным (т.е. будут преобладать оценки «ниже нормы»). Такая ситуация была зарегистрирована опросами в 1999-2000 и 2010 гг., когда этот показатель достигал существенных отрицательных значений.

ВЫПУСК ПРОДУКЦИИ

Темп роста выпуска, демонстрировавший последние месяцы неожиданно позитивные для наблюдателей значения, в ноябре перешел на более ожидаемые уровни. Исходные значения показателя потеряли 12 пунктов и стали нулевыми, очищенные от сезонности снизились на 7 пунктов до +2. Таким образом, удив-лявший всех рост промышленного производства сошел, похоже, в ноябре на нет.
Однако планы предприятий пока не достигли должного негатива. В ноябре они потеряли лишь 4 пункта по исходным данным, что позволило формаль-ным методам очистки показать даже улучшение результирующего значения планов выпуска на 3 пункта и сохранило близость баланса планов к посткризисному максимуму.

ЦЕНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

В условиях нарастающего инфляционного давления российская промышленность пока удерживает рост своих цен на одном уровне. Не произошло никаких изменений в темпе роста этого показателя и в ноябре. Последнее выбивается по вполне объяснимым причинам из обычной динамики показателя прежних лет, когда в заключительные месяцы года темп роста отпускных цен промышленности замедляется и даже становится (в оценках предприятий) отрицательным.
Но прогнозы показывают, что дальнейшее сохранение относительно невысокого темпа роста цен предприятиями уже невозможно. В ноябре баланс прогнозов вырос сразу на 14 пунктов после пребывания в течение четырех месяцев на уровне 6-7 пунктов. Обычно новогодний скачок этого показателя регистрируется позднее и бывает не таким значительным.

ИЗДЕРЖКИ ПРЕДПРИЯТИЙ

Прогнозируемый предприятиями рост цен совершенно логично связан с динамикой издержек. В IV кв. 2014 г. темп роста себестоимости промышленной продукции подскочил на 21 пункт. Такого резкого изменения этого показателя опросы не регистрировали уже 7 лет. В результате сейчас баланс изменения (темп роста) издержек достиг максимума последних пятнадцати кварталов. Еще бОльшей корректировки под-верглись прогнозы изменения себестоимости. После регистрации в III кв. минимального темпа их ожидаемого роста для последних шестнадцати лет (т.е. для всего послдефолтного периода!!!) сейчас они подскочили (в самом прямом смысле) на 36 пунктов. Это изменение показателя превзошло даже рекорд конца 2010 г., когда промышленность готовилась к повышению ставки страховых взносов и уступает только скачку прогнозов издержек в последефолтном октябре 1998 г.


ФАКТИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА И ПЛАНЫ УВОЛЬНЕНИЙ

В ноябре российской промышленности удалось удержать минимальный темп (баланс) сокращения занятости на предприятиях. Показатель практически не изменился по сравнению с октябрем и остался на уровне, близком к двухлетнему максимуму. Т.е. такой скромной интенсивности сокращений не было в отрасли уже два года.
Указанное обстоятельство является несомненным плюсом для российской промышленности, поскольку регистрируемое сокращение работников чаще происходит не по воле работодателей, оптимизирующих численность занятых на предприятии в ожидании обещанного кризиса, а по желанию самих работников, покидающих места работы с низкой заработной платой.
В результате промышленность во втором полугодии 2014 г. имеет недостаток работников «в связи с ожидаемыми изменениями спроса» на 18% предприятий против его избытка опять же «в связи с ожи-даемыми изменениями спроса» на 9% предприятий. Традиционный для опросов баланс получается отрица-тельным, что говорит о нехватке этого ресурса для удовлетворения ожидаемой промышленностью динами-ки спроса. Среднегодовые данные стагнационных 2013-2014 гг. показывают недостаток кадров на 16% предприятий, что соответствует среднегодовым показателям 2000-2006 гг. В 2007 г. нехватка ощущалась 23% предприятий, в 2008 г. – 26%.
Однако основная часть промышленности (73%) располагает в 2014 г. достаточным количеством работ-ников. Максимум этого показателя пришелся на 2012 г., когда его значение составило 77%.

ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ РОСТА СПРОСА МОЩНОСТЯМИ

Еще лучше ожидаемый рост спроса на продукцию российской промышленности обеспечен производственными мощностями. После кризиса 2008 г. недостаток мощностей регистрировался только на 6-9% предприятий. В 2014 г. этот показатель составляет 7%, что более чем в два раза ниже, чем по кадрам. А избыток мощностей (повторим «в связи с ожидаемыми изменениями спроса») сейчас имеется на 24% предприятий. Таким образом, аналогичный баланс оценок получается положительным. И он всегда после кризиса ос-тавался таковым. Даже – в 2011 г., когда надежды на переход к докризисным темпам роста были максимальными.
Основная же часть промышленности (как и в случае с работниками) имеет достаточную обеспеченность ожидаемого промышленного роста мощностями. В 2012-2014 гг. таких предприятий в промышленности было 69%. В результате получаем, что не менее 90% российской промышленности обладают как минимум достаточными мощностями для удовлетворе-ния ожидаемого спроса.

Однако ожидания предприятий могут быть крайне пессимистичны. Иными словами, промышленность сейчас может быть в состоянии удовлетворить только падающие объемы спроса, которые она имеет в виду при оценке своих мощностей. Такое предположение вполне логично в конце 2014 г., когда большинство даже официальных прогнозов не отличается оптимизмом. Но прямой мониторинг прогнозов предприятий свидетельствует об обратном.
Во-первых, годовой баланс прогнозов спроса всей промышленности в 2014 г. положителен, равен +6 пунк-там и оказался лучше результата 2013 г. При этом только 13% промышленных предприятий в 2014 г. прогнозируют снижение спроса на свою продукцию. И это значение близко к посткризисному минимум пока-зателя, которое было зарегистрировано в 2010 г. и составляло 12%. Промышленность сейчас имеет такую же низкую долю пессимизма в прогнозах спроса, как и в начале выхода из последнего кризиса, когда надежды на достижение докризисных объемов сбыта были максимальными. Основная же часть промышленности настроена в 2014 г. достаточно оптимистично: 20% ожидает роста спроса, 65% надеется сохранить его объемы без изменений.
Во-вторых, в прогнозах спроса среди предприятий, имеющих достаточные мощности для его удовлетворе-ния, ожидания роста продаж тоже преобладают над прогнозами их снижения. Т.е. промышленность счи-тает, что у нее достаточно мощностей для удовлетворения растущих объемов спроса. Уровень загрузки мощностей в группе предприятий с их достаточными объемами в 2010-2014 гг. находится в интервале 69-71%. Эти цифры можно интерпретировать так, что основная часть предприятий (а именно 69%) готова без дополнительных инвестиций удовлетворить ожидаемый спрос выпуском продукции, в том числе - и за счет увеличения загрузки выше достигнутого в группе фактического уровня.
В-третьих, только предприятия с избыточными мощностями отличаются пессимизмом в отношении спроса. Баланс прогнозов продаж у этой группы в 2014 г. отрицателен, т.е. планы снижения спроса преобла-дают над надеждами на его рост, и составляет -9 пунктов. При избыточных мощностях коэффициент их использования низок и составляет в 2014 г. 56%, а в целом по промышленности загрузка равна 66%. При этом предприятия с избыточными мощностями всегда демонстрировали самые скромные уровни загрузки. В кризисном 2009 г. показатель снижался до 46%, но за три последующих года вырос до 59%. Такого значи-тельного изменения загрузки другие группы предприятий продемонстрировать не смогли. Причиной увеличения загрузки могла стать, как ни странно это звучит, активизация инвестиций на этапе активной фазы выхода из кризиса, поскольку именно неконкурентоспособность значительной части мощностей и является причиной их простоя.
В-четвертых, предприятий с недостаточными мощностями меньше всего в российской промышленности. Прогнозы спроса в этой группе отличаются, что логично, наибольшим оптимизмом. Баланс их ожиданий никогда не был отрицательным. Даже в кризисном 2009 г. он составлял +4 пункта, к 2011 г. вырос до 24 п.п., т.е. почти достиг предкризисного максимума (26 п.п.). В 2014 г. он равен +16 п.п. и формируется, в том числе на основе прогнозов снижения продаж.
Таким образом, после кризиса 2008 г. российская промышленность ни разу не работала на пределе своих производственных возможностей. Она имела либо достаточно мощностей для будущего промышленного роста, либо обладала их избыток. И только крайне небольшая доля предприятий (7%) сейчас не способна изменить загрузку мощностей в случае изменения спроса на свою продукцию.

ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПЛАНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

Инвестиционные планы предприятий продолжают терять оптимизм. В ноябре их баланс снизился еще на 6 пунктов и достиг уровня в -11 пунктов. Максимальный инвестиционный пессимизм регистрировался в промышленности в августе-декабре 2013 г., когда баланс планов опускался до -15 пунктов.
Таким образом, недлинный период надежд на оживление инвестиционной активности (июнь-сентябрь) сменился резким возвратом к прежним, крайне пессимистичным инвестиционным настроениям в промыш-ленности. Поэтому трехмесячное снижение планов на 18 пунктов волне может служить признаком дальнейшего углубления инвестиционного кризиса в российской промышленности. Даже в условиях ожидаемого (планируемого) властями импортозамещения.
Впрочем, влияние последнего на инвестиции не столь однозначно. Если импортозамещение, сгенери-рованное как административными мерами, так и курсовой политикой, действительно приведет к росту спроса на отечественную продукцию, то это обстоятельство поставит российских производителей в привилегированное положение и позволит им задействовать простаивающие мощности, которые в прежних условиях были неконкурентоспособны. В результате предприятия лишаются стимула и к модернизации сво-их мощностей, и к их расширению.
Непредсказуемость политических решений по поводу экономических санкций также дестимулирует инвестиции. Поскольку в случае их отмены российские предприятия, решившиеся на вложения, могут ока-заться вновь на одном конкурентном рынке с импортом. И тогда вряд ли смогут добиться планируемого результата, поскольку были вынуждены использовать доступное по цене и в силу санкций отечественное оборудование.

КРЕДИТОВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

В ноябре продолжилось ужесточение условий кредитования российской промышленности. Во-первых, средняя минимальная предлагаемая банками ставка достигла 13.9% годовых. Такого высокого уровня ставки по рублевым кредитам не было с середины 2010 г. Но повышение ставки в IV кв. коснулось не всех отраслей. Металлургические и пищевые предприятия сообщили о снижении этого показателя в IV кв. на 0,3 и 0,8 п.п. соответственно. По сравнению с I кв. 2014 г., когда был зарегистрирован минимум последних двух лет, рост показателя для леспрома составил 2,7 п.п., для легпрома – 2,6 п.п., для химпрома – 2,5 п.п.
Во-вторых, ухудшилась и общая оценка доступности кредитов для российской промышленности. Уровень недоступности кредитов подскочил сразу на 11 пунктов и достиг 27% - такова доля предприятий в отрасли, которые считают, что текущая доступность кредитов для них «ниже нормы». Столь пессимистичной оценки ситуации с кредитованием в промышленности не было с начала 2010 г.




По материалам института экономической политики
Tags: экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Детские шалости

    Произошло это в давние времена, когда Новосибирск активно прирастал окраинами, застраиваемыми панельными девяти и пятиэтажками. Моя семья переехала…

  • Клопы как домашние питомцы

    Ребёнок хотел завести себе питомца. Двадцати собак и двух кошек ему мало. Это, говорит, ваши, а мне надо своего. Хомяк, кролик, жабочка, воробей,…

  • Наши соседи

    Когда я переехал 15 лет назад из мегаполиса в пригород, то жил, как на хуторе. До ближайших соседей было метров 300. Но потом соседи размежевали…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments