lery63 (lery63) wrote,
lery63
lery63

РОССИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ОКТЯБРЕ 2014

ОСНОВНЫЕ ИТОГИ ОКТЯБРЯ
Начало IV кв. оценивается предприятиями не менее позитивно, чем завершение III кв. Хорошая динамика спроса, успешный контроль за запасами готовой продукции позволили промышленности поддержать рост производства и в октябре. Структура ограничений выпуска подтверждает положительные оценки ситуации, но показывает уже актуальность ресурсных ограничений, самыми массовыми среди которых являются неясность ситуации, недостаток кадров и оборотных средств.

СПРОС НА ПРОМЫШЛЕННУЮ ПРОДУКЦИЮ

Динамика спроса в 2014 г. демонстрирует необычную и позитивную для последних лет траекторию. Исходные данные показывают сохранение темпов изменения продаж после января в очень узком коридоре без ухудшения показателя в начале IV кв., что было обычным явлением в предыдущие посткризисные годы. В результате очистка от сезонности дает хорошие результаты для баланса изменения спроса в конце текущего года. Это обстоятельство получило высокую оценку производителей: удовлетворенность спросом в августе-октябре находится на лучших уровня с кон-ца 2011 г.
Большую устойчивость и позитивизм демонстрируют в 2014 г. и прогнозы предприятий. До сентября включительно исходные балансы ожиданий находились «в плюсе», хотя ранее в конце III кв. в промышленности уже было больше прогнозов снижения продаж. И только в октябре текущего года ожидания снижения спроса стали преобладать над ожиданиями его роста. Однако очистка от сезонности показала со-хранение баланса прогнозов в положительной зоне.
ЗАПАСЫ ГОТОВОЙ ПРОДУКЦИИ

Запасы готовой продукции уже несколько месяцев тоже не внушают опасения предприятиям. В октябре оценки их объемов остались на уровне очень скромного избытка. При этом доля оценок «выше нор-мы» находится на уровне трехлетнего минимума. Что говорит о хорошем уровне контроля промышленности за своими запасами и сохранении этого фактора допол-нительного роста выпуска, если промышленность пове-рит в него. Последнее, похоже, будет сделать совсем непросто в условиях нагнетания кризисной паники
ВЫПУСК ПРОДУКЦИИ

Динамика промышленного производства во втором полугодии 2014 г. тоже отличается в лучшую сторону от динамики выпуска в предыдущие годы. Исходный баланс показателя (темп роста) более устойчив и пребывает на гораздо более высоких уровнях, чем в аналогичные периоды 2012-2013 гг. А очистка от сезонности показала стабилизацию темпов роста выпуска на уровне двухлетнего максимума. Таким образом, явно лучшая динамика спроса позволяет промышленности поддерживать выпуск, что может вновь стать неожиданностью для чиновников и аналитиков после публикации октябрьской порции официальной статистики.
В лучшую сторону отличаются в 2014 г. и производственные планы предприятий. После традиционного взлета оптимизма в I кв. и снижения к апрелю этот показатель в исходном виде стабилизировался в мае-сентябре на уровнях, необычных для 2012-2013 гг. И только в октябре продемонстрировал спад оптимизма, который начинался обычно уже в августе.

ЦЕНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

Ценовая политика российской промышленности сохраняет последние пять месяцев удивительную стабильность, а последние четыре месяца – еще и удивительную предсказуемость. Темп роста отпускных предприятий сохраняется с июня на уровне 6-7 пунктов, что является крайне необычным явлением для последних четырех лет. Это же обстоятельство нарушило и другую особенность указанного периода – постепенное торможение роста цен предприятий в последние меся-цы года. Причина подобных изменений понятна – новизна денежно-кредитной политики нашего ЦБ в современных геополитических условиях.
Впрочем, все указанные обстоятельства имеют и положительный момент – российским промышленным предприятиям стало проще планировать изменение своих цен, а реализация ценовых прогнозов (по крайней мере – на уровне агрегированных балансов) стала выше.
ФАКТИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА И ПЛАНЫ УВОЛЬНЕНИЙ

В конце 2014 г. динамика занятости в российской промышленности выглядит не так пессимистично как в предыдущие годы. Во-первых, баланс фактических изменений показывает менее интенсивное сокращение персонала. Хотя снижение численности работников все-таки продолжается. В-вторых, прогнозы предприятий в октябре пережили не такое сильное падение, какое обычно происходило в этом месяце в предыдущие годы. Однако кадровая проблема остается самой существенной ресурсной проблемой для российской промышленности и в краткосрочной, и в среднесрочной перспективе. В последнем случае предприятия ожидают дефицита работников («в связи с ожидаемыми изменениями спроса»), тогда как мощностей будет избыток.
ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПЛАНЫ ПРЕДПРИЯТИЙ

Инвестиционные планы промышленности, вышедшие было в небольшой плюс, перетерпели в октябре резкий негативный и преждевременный скачок пессимизма. Баланс показателя потерял за месяц 9 пунктов. Таких падений в октябре месяце еще не регистрировалось.

КАК НАМ ОЖИВИТЬ ИНВЕСТИЦИИ

Оживить инвестиционный процесс сейчас могут не-сколько факторов. На первое место промышленность поставила снижение цен на оборудование. В конце 2014 г. указанное обстоятельство стимулировало бы инвестиции почти на половине предприятий (47%), год назад его эффект был меньше (41%). Подобный рост позитивного влияния ценового фактора объясняется, скорее всего, ослаблением курса рубля и удорожанием импортного оборудования. Почти столь же необходима российской промышленности и поддержка государства (субсидии, гарантии, госучастие), потребность в которой за год выросла больше всего – на 12 пунктов и составляет сейчас 46%. Таким образом, рисковать в современной российской экономике лучше вместе с государством.
Второе место занимают два фактора, актуальность которых не вызывает сомнения. Необходимость в снижении банковских % по инвестиционным кредитам увеличила популярность в российской промышленности за год на 11 пунктов и ощущается сейчас 44% предприятий. Дальнейшее закрытие внешних финансовых рынков и сокращению источников «длинных» денег в экономике вряд ли снизят актуальность этого фактора. Столь же важна для российской про-мышленности «ясность и предсказуемость макроэкономической ситуации». Впрочем, этот фактор актуален сейчас абсолютно для всех: от главы прави-тельства до молодого рабочего. Но существенность влияния на нашу экономику слабо поддающихся прогнозированию геополитических проблем и нефтяных цен делает предсказуемость ее развития крайне низкой.
Третье место занимает столь же малореализуемый в современных условиях фактор, как увеличение на-логовых льгот всем предприятиям. С одной стороны, это означало бы отказ от приоритетов государственной экономической политики, с другой – снижение поступ-лений в бюджеты.
Четвертое место в рейтинге инвестиционных сти-мулов с прежним уровнем упоминания промышленность отдала опять же возможным действиям со стороны государства – ориентации госзакупок на производителя, а не на посредников.
Потребность в защите внутреннего рынка от импорта за год потеряла 6 пунктов необходимости для нашей промышленности, что является заслугой как наших политических и денежных властей, так и наших партнеров на Западе. В результате этот фактор зани-мает сейчас пятое место вместе двумя другими: «улучшение условий кредитования» и «дальнейшее обуздание аппетитов естественных монополий».
Потребность в смягчении условий заимствований прибавила в ситуации сжатия кредитного предложения максимальное количество пунктов (12) и совместно с высокой ставкой по инвестиционным кредитам дает 62%. Т.е. ограниченность банковского кредитования является сейчас самой массовой проблемой инвестиционной активности в российской промышлености. И перспективы ослабления этого ограничения в высшей степени призрачны.
Стоит сейчас обратить внимание и на увеличение потребности промышленности в защищенности своих предприятий от действий правоохранительных органов. Хотя эти два фактора и занимают в рейтинге 2015 г. последние места, но спрос на них за год вырос в два раза.
ОГРАНИЧЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННОГО РОСТА

Структура помех росту выпуска в российской промышленности подтверждает позитивные изменения в динамке спроса и выпуска, а также позволяет оценить реальные масштабы ресурсных ограничений в случае роста производства.
Сдерживающее влияние внутреннего спроса опус-тилось в начале второго полугодия на 12 пунктов и почти достигло посткризисного минимума. А рост показателя в IV кв. составил лишь 4 пункта, в результате сейчас только половина российской промышленности сталкивается с ограничениями со стороны спроса. Таким образом, подтверждаются позитивные данные о динамике спроса. Однако именно недостаточный спрос остается самой распространенной помехой росту выпуска в российской промышленности. Ресурсные ограничения упоминаются предприятиями гораздо реже.
Треть российской промышленности опасается наращивать производство из-за «неясности текущей ситуации и ее перспектив». Этот фактор с развитием украинского кризиса вышел на 2-3 места в рейтинге предприятий, хотя перед его началом опустился до 5 места. Посткризисный максимум негативного влияния неуверенности был зарегистрирован между российскими парламентскими и президентскими выборами.
Вторым по значимости ресурсным ограничением (и третьим в общем рейтинге) для российской промышленности является сейчас «нехватка квалифицированных кадров». Её упоминают в IV кв. 2014 г. 30% предприятий. При этом за последние 6 кварталов недостаток кадров четыре раза занимал вторые места в рейтинге, т.е. считался предприятиями вторым по значимости ограничением после недостаточного спроса.
Третьим ресурсным ограничением для промышленности является недостаток оборотных средств. В 2014 г. дефицит этого ресурса упоминается 23% предприятий, что лишь на 2 пункта больше (т.е. хуже) среднего результата 2013 г., когда был зарегистрирован абсолютный (для всего периода 1993-2014 гг.) минимум показателя в 19%. Таким образом, ужесточение условий кредитования (а именно для пополнения оборотных средств чаще всего используются кредиты предприятиями) пока не ухудшило обеспеченность промышленности этим ресурсом.
И только на четвертом месте среди необходимых промышленности для роста производства ресурсов стоят производственные мощности. Однако по частоте упоминания в докладах международных организаций и наших ведомств недостаток производственных мощностей занимает абсолютное лидерство. Последнее позволяет им делать вывод, что стимулиро-вание спроса нецелесообразно, поскольку приведет не к росту выпуска, а к ускорению инфляции. Производители имеют совсем иную оценку ситуации обеспеченности текущего промышленного роста имеющимися на данный момент мощностями. В конце 2014 г. только 20% промышленных предприятий столкнулись с недостатком мощностей в краткосрочной перспективе. И это значение показателя является посткризисным максимумом. Т.е. даже в условиях максимальной нехватки мощностей с начала 2009 г. масштабы этого явления значительно уступают дефициту других ресурсов, мониторинг которых либо затруднен, либо указывает на явные просчеты государства.
Еще меньше проблем испытывает сейчас российская промышленность с сырьем и полуфабри-катами. Только 11% предприятий указали на дефицит этого производственного ресурса, хотя приведенное значение и стало максимумом последних 15 кварталов.
И на последнем месте в рейтинге традиционных ограничений промышленного роста предприятия оставили недостаток кредитов. Несмотря на все проблемы нашего банковского сектора, связанные с санкциями, только 3% (три!) предприятий, как и прежде, считают недостаток кредитов ограничением текущего промышленного роста.
ОСОБЕННОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Российские экономические власти (ответственные в первую очередь за денежно-кредитную политику) по-лагают, что отечественная экономика работает на пре-деле своих возможностей, поскольку незагруженных мощностей не осталось, а безработица находится на минимальных исторических уровнях, что говорит еще и об отсутствии в стране резервов рабочей силы. В таких условиях неувеличение процентных ставок Централь-ным банком РФ вызовет рост инфляции, поскольку рас-тущий спрос не вызовет адекватного роста предложе-ния, а будет удовлетворен за счет роста цен.
Рассмотрим недостатки этого подхода к оценке те-кущего состояния промышленности относительно по-тенциального выпуска.
Во-первых, подобные расчеты используют только два фактора производства: труд и капитал, т.е. рабочую силу и производственные мощности. Другие ресурсы выпадают из анализа. А этих факторов производства остается еще немало.
Во-вторых, традиционные макроэкономические модельные расчеты используют исходные данные, полученные из разных источников и, как правило, косвенно, несопоставимо и неточно характеризующие доступность/дефицитность даже упомянутых двух ресурсов для производителей. Для страны с территорией такой протяжённости, слабой транспортной инфраструктурой и скромной мобильностью рабочей силы эти обстоятельства, скорее всего, снижают достоверность традиционных расчетов.
В-третьих, стандартный макроэкономический подход не позволяет оценить степень дефицитности каждого из ресурсов по отдельности и на этой основе более аккуратно вырабатывать меры экономической политики для снятия напряженности с обеспеченностью наиболее дефицитных ресурсов.
В-четвертых, макроэкономические расчеты «смотрят назад», т.е. используют данные прошлых лет, а выводы, относящиеся к самому последнему периоду (и поэтому представляющие наибольший интерес) – наименее надежны.
Беглый анализ данных опросов показывает уязвимость классического подхода к оценке потенциального выпуска и дефицита производственных ресурсов.
Во-первых, спрос всегда после кризиса 2008-2009 гг. сильнее (масштабнее) сдерживал рост выпуск, чем факторы производства, традиционно анализируемые макроэкономистами. Только в 2007-2008 гг. недостаток кадров оказался для промышлености более существен-ным ограничением для роста выпуска, чем спрос на производимую продукцию. И в одном квартале 2007 г. такое случилось с производственными мощностями. Таким образом, при росте спроса промышленность спроса готова увеличить выпуск продукции. Правда, остается открытым вопрос о том, не придется ли пред-приятиям платить боле высокую цену за необходимые для бОльшего объема производства ресурсы. Однако прямые данные говорят, что повышение зарплат крайне редко используется предприятиями для решения своих кадровых проблем.
Во-вторых, в 2014 г. по среднегодовым данным два ресурсных фактора имеют примерно одинаковую зна-чимость для производителей. Это «нехватка кадров» (ее упоминают 33% предприятий) и «неясность текущей экономической ситуации и ее перспектив» (31%). Если первый из них в той или иной форме, хотя бы косвенно и по сильно агрегированным данным еще используется в анализе, то второй абсолютно выпадает из рассмотрения, поскольку недоступен для измерения традиционной статистикой. Однако именно этот фактор в усло-виях затянувшейся стагнации и новых геополитических рисков может стать самым существенным.
В-третьих, среди возможных ограничений промышленного роста существует достаточно других факторов, реально и масштабно сдерживающих выпуск в российской промышленности. К ним относятся недостаток оборотных средств, нехватка сырья и полуфабрикатов, низкая производительность труда, недостаток кредитов.
В четвертых, сдерживающее влияние на выпуск упомянутых факторов может быть очень разным как в один момент времени, так и подверженным существенным изменениям за относительно небольшой период. Такое, например, наблюдалось с уже упоминавшимися здесь кадрами и неясностью ситуации в 2010-2013 гг.


По материалам института экономической политики
Tags: экономика
Subscribe

  • Детские шалости

    Произошло это в давние времена, когда Новосибирск активно прирастал окраинами, застраиваемыми панельными девяти и пятиэтажками. Моя семья переехала…

  • Клопы как домашние питомцы

    Ребёнок хотел завести себе питомца. Двадцати собак и двух кошек ему мало. Это, говорит, ваши, а мне надо своего. Хомяк, кролик, жабочка, воробей,…

  • Если пьянка мешает работе

    «Если пьянка мешает работе – надо бросать такую работу». Был такой афоризм в советское время. Кто автор – не знаю. Справедливости ради надо сказать,…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments