Пропажи

Вчера вечером потерялась девочка. Фиолетовая куртка(до колен) бордовая шапка. Рост 150(примерно).

В половине седьмого вышла из дома на улицу и не вернулась.

Сегодня утром по посёлку бегала потерявшаяся лиса.
8df98234-0da4-4809-9821-2ec64addf4d1



Подросток. И судя по провисшим пястям, домашний.

9235a8a0-2688-499a-8e0e-da452682184d

В обоих случаях хэппи энд.

Девочку в половине первого ночи обнаружили спящей в сугробе. Что уж там приключилось, непонятно, но главное, что живая.

А лису забрал хозяин.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Нищие миллионеры



Интересная у нас всё же страна. Загадочная и непредсказуемая.

Вот жил да был один успешный бизнесмен. В список Форбс не входил, но в местных рейтингах был в верхних строчках с состоянием в 400 миллионов американских рублей. На Бентли ездил, мутил всякие проекты антинародные международные, уважаемый человек был. И не то чтобы жулик какой-то был, киоски в 90-е не крышевал – бизнес свой начал ещё в конце восьмидесятых, за счёт своих мозгов выехал. Но то ли нюх с годами потерял, то ли карты так легли, то ли звёзды так стали - начались неприятности со всех сторон. Все предприятия стали банкротами, рассыпались как карточный домик, сработал эффект домино - и вот уже сам наш уважаемый бизнесмен стал банкротом.

Кредиторы требования выдвигают, финансовый управляющий описывает и оценивает его имущество. Требований выдвинуто больше чем на миллиард рублей. А из имущества обнаружено трое часов и картина "Обнажённая". Часы оценили на 44 тысячи рублей. Картину ещё не оценили, но вряд ли она кардинально изменит ситуацию.

А где же Бентли, загородные резиденции и прочие атрибуты красивой жизни, спросите вы? Я не знаю. Знает лишь должник да его финансовый управляющий. Он, наверное, не будет обделён.

Ситуация, увы, не единичная. Сколько угодно таких случаев среди именитых банкротов. Посмотрите хотя бы на художественного руководителя двух театров, питерского и новосибирского. Банкрот, имущества никакого, но по нему этого и не скажешь. Уважаемый человек.

Какой вывод? Простой. Если у вас зарплата в 30 тысяч рублей, квартира в ипотеке, старенькая Тойота под окном и должны вы миллион – намаетесь с банкротством. Ну а если должны миллиард и выше – это будет неприятно, но не более того.

Лихо одноглазое

Она лежала посреди дороги в луже своей крови. Кровь замёрзла и приморозила её к дороге. Прямо напротив её дома. Рыжая молодая собака уже не двигалась. Вот над ней остановились двое мужчин с большой железной палкой. Собака подумала, что её опять будут бить, но сил и желания сопротивляться не было. Ломом один из мужчин отдолбил собаку от дороги, перенёс к палисаднику напротив и ушёл. Скоро из калитки рядом с палисадником вышли другие люди и снова оттащили собаку на дорогу.

Потом опять вернулся мужчина, ранее приходивший с большой железной палкой, взял рыжую собаку на руки и куда-то понёс. Единственным целым глазом собака наблюдала как её заносят в дом и в подвал. Собаку положили возле печки, она увидела как мужчина поднимается вверх и закрывает крышку. Стало теплее. И больнее. Потом в подвал спустилась женщина. Она долго осматривала и ощупывала собаку. Ушла, снова вернулась и начала мучать. Колоть иголками, резать, снова колоть иголки, обматывать бинтами.

Собака жила с маленькой девочкой и её мамой. И девочка, и мама были добрые, собаке с ними было хорошо и весело. Но однажды в доме появился мужчина, с колючим глазам и разрисованными руками. На второй день, вернее ночь, он пнул собаку, собака попыталась укусить его, мужчина схватил кочергу и долго бил ею собаку, до тех пор, пока она не прекратила визжать. После этого он схватил собаку за лапы, вынес во двор и через забор швырнул на дорогу.

Собака лежала у печки и вспоминала это. Она понимала, что мужчина с колючим взглядом и синими руками больше не будет бить её кочергой. Но женщина с иголками здесь, рядом, и надо как-то сопротивляться этому. Лёжа у печки, собака не знала своё будущее. Не знала, что женщина её победит и поставит на ноги, и даже восстановит раздробленную челюсть. Вот только выбитый глаз вернуть будет не возможно и ей придётся жить с одним. Жить долго, с именем Дина.

Рота встала в шеренгу...

Когда-то давно, ещё в прошлом веке, в девяностые его годы, борясь с бессонницей, на канале "Культура" я наткнулся на фильм Акиры Куросавы "Сны". Фильм состоит из восьми небольших новелл, затрагивающих взаимоотношения человека с окружающим миром, с жизнью и смертью. Одна из новелл, "Туннель", особенно запала мне в душу.

Японский офицер возвращается из плена домой после капитуляции Японии, на пути проходит мрачный туннель, который с одного конца охраняет злобный пёс. На выходе из туннеля его начинает преследовать его рядовой, умерший у него на руках, которого ждут дома его родители. Потом из мрака выходит взвод погибших солдат, рапортующих о том, что «потерь нет». Их лица окрашены в белый цвет. Офицер испытывает угрызения совести от того, что его подчинённые погибли, а он жив, но ничего не может с этим поделать. Его солдаты так же преданно ждут его приказов и он отправляет их обратно в мрак, из которого они вышли.

Это был период первой Чеченской войны. И не так давно закончилась война в Афганистане. Поэтому наутро у меня очень быстро сложились строки стихов. Вот они.

Collapse )

О вкусах не спорят

“Вкусы у людей разные…» - так, кажется, в песне поётся. Ой, нет, там про песни, а не про вкусы. Но вкусы всё равно разные. Как говорил классик, кому арбуз, кому – свиной хрящик. Почти стихами заговорил. У каждого народа свои вкусы. Иногда они пересекаются. Пельмени, например. Изобретение китайцев позиционируется по всему миру, как блюдо русской национальной кухни. Хотя китайцы их тоже уважают. А ещё они уважают жареных тараканов. Мой сосед, Сашка, в мутные 90-е занялся бизнесом ( а кто им тогда не занимался) и мотался в Китай, закупал всякие рыболовные снасти. Вот там он и попробовал в ресторане жареных тараканов. Ему понравилось. Бывший прапорщик, что с него взять.



В двухтысячные годы жена моя совершала на автомобиле вояж по Европе с подругой. Германия, Голландия, Бельгия и прочие Люксембурги. Ну и Франция, как без неё. И вот в этой Франции подруга жены (психолог и вообще с виду женщина приличная) заказывала себе в ресторане лягушачьи лапки и обгладывала их. Жена жаловалась, что её тошнило при виде этого.



На Яндекс Дзене есть канал «Принцесса Мапуче». Полюбила девушка настоящего индейца мапуче и уехала к нему в Чили, жить-поживать, да добра наживать. А попутно гуляют по холодному пляжу, переворачивают камни, собирают разных моллюсков и тут же на пляже их поедают. Говорит – вкусно. Ну да ладно, это же Чили – там люди вообще относительно нас вниз головой ходят, а когда долго так ходить – что угодно можно захотеть.

Корейцы ходят не вниз головой, но собак едят. Когда ставил в дом видеонаблюдение, монтажник со мной разговорился и рассказал, как знакомый кореец угощал их компанию собачатиной. Все ели и нахваливали. Но когда он на десерт принёс зародышей щенков, сваренных в молоке, все дружно отказались. Глупые, правда?

Что касается меня, то я лишь однажды, в молодости, отклонился от привычного рациона питания и ел мидий. Потому что был молодой и голодный. Из любопытства не стал бы.

А вам доводилось есть какую-нибудь экзотику?

Роскошь человеческого общения

Павел Трифонович, невысокого роста лысоватый мужчина в очках, начальник отдела рационализации и изобретательства, боком протиснулся в кабинет главного бухгалтера. Двери были широкие, народа не было, но он протиснулся именно боком.

- Вызывали, Григорий Иванович?

- Заходи, Паша. Ну что, городской телефон тебе отрезать? Или из зарплаты удержать?

Павел Трифонович поднял руку и резко опустил её вниз

- Отрезай, нах!

Дело в том, что главбух, просматривая счета за междугородние переговоры, обнаружил счёт на переговоры с Душанбе. Поскольку в эту братскую республику заводом оборудование не поставлялось, да даже если бы и поставлялось, начальник отдела рационализации не имел к этому никакого отношения. Павел Трифонович оформил явку с повинной, сознался в наличии душанбинских родственников, своей тяге к живому общению с ними и дороговизне тарифов на междугородние переговоры, пробивающих брешь в семейном бюджете.

Десятью годами позже я обнаружил счёт на переговоры отдела главного энергетика с Таиландом. Королевство точно не согласовывало нам лимиты потребления электроэнергии. Но туризм туда уже начался. Мобильная связь уже появилась, но финансово была очень затратной. И поэтому как в эпоху СССР работники пытались общаться с душанбинским родственниками за счёт работодателя, так и в начале нулевых общение с уехавшей на отдых женой было материально накладно.

При всех минусах нашего времени ( а они есть в любом времени) общение на расстоянии перестало быть роскошью. Разговоры по телефону или скайпу стоят стоят одинаково, находится ли твой собеседник в соседней комнате, или же где-нибудь в Душанбе, Таиланде или Чили. Технологии не стоят на месте. Правда, при этом уходит на второй план живое общение, а эпистолярный жанр так и вовсе канул в небытие. Появление плюсов влечёт за собой появление минусов. Диалектика.

1919 год. Дорога на Черемшанку.



-Ой, Филипп, ты?

- Али не узнала? Кормить-то будешь, али как?

- Да сейчас, сейчас, накормлю. Так ты что, в Черемшанке сруб уже поставил? Так быстро чегой-то.

- Да нет, сорока на хвосте вести принесла дурные. Гляжу – не обманула сорока. Сколько изб-то спалили? Кунгурцевых видел сгоревшую, да Окселькиных.

- Много, Филипп, много. Кто бы считал-то их. А тебя-то как не заарестовали? Вон их сколько нынче, да все с ружьями.

- А мне про них сорока тоже рассказала, я огородами прошёл. Рассказывай ты теперь, что за сыр-бор у вас творится. Чего там бабы говорят?

- Да чего-чего… Как ты девятнадцатого ушёл в Черемшанку, а на другой день Жорка Бархатов Ивана Максимовича нашего отвёз в Ордынку, перегородили они там реку плотами, чтобы чехи, значит, с колчаками проплыть не смогли. Но те все эти плоты раскидали, в Ордынке много народу побили. А сегодня с утра к нам пожаловали, у Каменной горы причалили. Фимка Шахов по ним с винтовки палить начал, пару лошадей подстрелил, дак его самого застрелили. Васька Лядовский бомбу бросил в них. Ну и пошла стрельба-пальба. Кто в избах отстреливался – те избы и подожгли. Остальные все в лес убёгли.

- Федька-то наш никуда не влез?

- Да собирался. Не пустила.

- И то хорошо.

- Филипп, чего будет-то сейчас?

- Да чего-чего… Нам то чего бояться? У нас вон Ванька у Колчака служит, кто нас тронет? А меня мои руки при любой власти прокормят. Я и при царе плотничал, и при Керенском, и при Советах, и при Колчаке.

- Ох, давит чего-то сердце, неспокойно как-то. И от Ваньки давно писем не было.

- Дак не мудрено. Не близко он, последнее письмо с Верного приходило. А сейчас коль такая лихоманка пошла – то Советы, то Колчак, то опять Советы, где ж тут письма быстро идти будут. Когда на Германской воевал, так и то три месяца кряду писем не было, а потом враз четыре принесли.

Анастасия за разговором налила из чугунка тарелку щей, нарезала хлеба.
Collapse )

1986 год. «Ковель – Москва»

-Дима, пойдём!!! Дима, пойдём!!!
Варвара как-то странно и нудно звала Димку. Ну да, надо бежать в универмаг, соседка Катя сказала, что там выбросили демисезонные сапоги. А Дима не мог оторваться от Ростислава – играл с ним в самолётики.
Варвара взяла Диму крепко за плечо и потрясла.
- Дыма, падыём!!! Падыём, таварищь сырыжант!!!
Дима открыл глаза. Казарма была уже полусветлая. За плечо его трясла не Варвара, а дневальный, рядовой Мухаммадов.
- Ага, встаю.
Collapse )

1920 год. Сапоги.

Подбросив дров в печь, Арина вернулась к окну. Вроде и полночь скоро, а на улице светло от снега, луной освещённого. Тихо. В кроватке Варюшка посапывает, дрова в печи потрескивают. На столе ужин стоит, картошка отваренная да огурцы солёные, хозяина дожидаются. Лампа погашена – керосин дорогой, да и купить ещё схитриться надо.

Тревожно как-то. Хотя и тревожиться-то не о чем, если подумать. Вон, у тятьки с мамкой ещё три мальца на шее сидят, кормить надо, а нечем. Раньше-то тятька подёнщиком на Алейской трудился, вагоны разгружал. А сейчас какие вагоны? Если и придёт какой, так солдаты разгружают, да под охраной.

А ей повезло, слава те, Господи!!! Четыре года как познакомилась с Григорием, на Базарной площади.

Слово за слово, познакомились. Порядочный мужчина оказался. Серёжки на втором свидании подарил, на третьем – колечко. Ну а чего ж не подарить-то? Как-никак ювелирный магазин держит. Так и обвенчались вскорости, и перебралась она в этот дом. Мамка от счастья аж ревмя ревела - её Аришка да на Асинкритовской живёт, и не в прислугах, а хозяйкой, виданное ли это дело.

На Германскую Григория не взяли, да и к Колчаку тоже не взяли – туберкулёз. А не болезнь бы эта его, так и не видать было бы Арише счастья своего. Забрили бы в солдаты. Он хоть и магазин держал, купцом не был. Хоть и была у него мечта такая – гильдейский билет себе выбрать. Сам-то сызмальства в услужении был. Мальчишкой был смышлёным, хозяин его приказчиком поставил. Пару лет в приказчиках побыл, узнал всех ювелиров, у кого купец его украшения покупал, деньжат подкопил – да и открыл свой магазинчик на Тобинзеновской.

Такой вот муж Арине достался. Не бражничал, табак не курил, ласковый с женой да с дочерью. Тестю с тёщей, как возможность была, помощь оказывал. Своих-то похоронил – умерли, от туберкулёза.

Была, правда, страсть у него одна, справиться с ней он никак не мог, да и не хотел. Карты. Раз в неделю ходил играть, приходил всегда за полночь, а то и под утро. Ежели смурной возвращался – проигрался значит. А как весёлый – ясно, набил портмоне ассигнациями.

Вот и сегодня играл, а Арина гадала, у окна сидя – смурной вернётся или весёлый.

Тут собачонка соседская залаяла, снег заскрипел, во двор прошли трое. У Арины сердце заколотилось, в висках кровь застучала. «С кем это он пришёл?».

С клубами пара в прихожую вошёл Григорий с двумя мужиками. Один здоровенный, чёрная борода с проседью, в полушубке белом и белой папахе. Второй худенький, в шинелке со споротыми погонами, картуз на голове, уши побелевшие руками трёт. Одно у них сходство было – глаза. Нехорошие такие глаза, так и ну зыркать по сторонам.

Григорий со всего маха бухнулся на колени:

- Прости меня, Ариша, если можешь! Прости!

У Арины сердце заколотилось. Она тоже опустилась на колени:

- Ты чего, Гриша? За что простить-то?

- Проиграл я Ариша. Всё проиграл. И дом, и магазин, и себя, и тебя. И Валюшку… Убьют меня. Вот, попросился попрощаться.

У Арины как будто пол из под ног ушёл. Она обняла Григория, прижалась к нему и завыла в голос. Тут же добавился тонкий писк Вари – она выскочила из кровати и, шлёпая босыми ногами, подбежала к родителям,

- Да как же так можно, Гриша!!! Да как же ты мог, Гриша!!! Я же ждала тебя… Ужин вот сготовила…. Картошечка… Огурчики…

Григорий оттолкнул её и резко поднялся.

- Стойте, мужики!!!! Огурцы!!! У меня ещё кадушка огурцов осталась!!! Вот она!!!

В углу стояла добротная четырёхведёрная кадушка, схваченная тремя железными обручами.

- Пошли играть.

Чернобородый хмыкнул в усы:

- Ну чего… Айда!

Снова скрипнула дверь, и вместо трёх мужских фигур в прихожую влетели клубы пара.

Арина взяла на руки скулящую Варю, принесла её на кровать и легла рядом. Хотелось выть и реветь, но она загоняла, вдавливала рёв и вой в себя. «Ч-ч-ч, всё хорошо!!! Баю-баюшки – баю…. Баай-бай, баай-бай…».

Валентина вскорости тихо засопела. Арина лежала рядом, боясь пошевелиться и смотрела в тёмный потолок.

«Господи, да за что же мне такое!!! Ну что же ты, Господи, такое позволяешь!!!! Да в чём же я перед тобой провинилась? Да я же верую в тебя, истово всю жизнь верую. Я жить хочу, Господи! А Варечка-то, Варечка в чём виновата? Ну в чём же я согрешила? Что с братом своим? Так то он меня обманом взял, я-то глупая ещё была, не понимала. Да и исповедалась я, отпустил мне батюшка грех мой.

Неужто за счастье моё? Да короткое оно было, это счастье. Всё детство в обносках, мясо – на праздники. А так – тюря, да каша. Ну да, в ресторан с Гришкой ходила. Господи, как неудобно-то было. Сидишь, как барыня, а человек тебе еду приносит. Ну дак раз же всего, Господи!!!

Я ж не обманывала никого никогда, чужого не брала. Боже мой!!! Ну за что, за что мне это!!! Прости меня, Господи, за всё прости!!!»

Ох, и долгая же ночь выдалась… Под утро заскрипел снег. Сил уже не оставалось у Арины на мольбу, лишь глаза закрыла и приготовилась смерть свою принять.

А скрип-то от саней был, во двор заехавших. А сани доверху гружёные сапогами да ботинками.

Отыграл Григорий-то взад и дом, и магазин, и себя, и Арину, и Варюшку. И телегу обуви выиграл. Сапожник Пафнутьев с Гудимовской тоже заядлым картёжником был.

***

Григория Арина схоронила по осени. Туберкулёз.

А сапоги те с ботинками долго ещё продавала на базаре. С того и жила. А как НЭП пошёл – так и сдала все Пафнутьеву. Сполна рассчитался.

Неизвестная война

Великая Отечественная Война 1941-1945 годов. Что, казалось бы, может быть в ней неизвестного?

Да, хронология событий, боевые операции, итоги известны. В общих чертах. А вот в деталях... А дьявол, он как известно, в деталях.

Сейчас в живых остались единицы участников тех событий. А вот сорок лет назад их было много, в возрасте чуть за 60 лет.

В части, где я проходил срочную службу, работал один гражданский служащий. Всю жизнь он служил в авиации. В войну так же был авиационным техником. Писали рапорты о переводе на фронт, в строевые части - поскольку элементарно помирали с голоду. У лётчиков питание было отменное. Но не у техников. Повезло тем, кто служил в эскадрильи "Нормандия-Неман" - французские аристократы делились своим пайком с русскими техниками. Наши - нет.

Город Овруч Житомирской области тогда ещё УССР расположен возле Белоруссии. Полесье. Партизанский край. Именно там начинали свою боевую деятельность партизанские соединения С.И. Ковпака, А.Н. Сабурова, А.Ф. Федорова, М.И. Мельника, М.И. Наумова.

В селе Словечно есть даже музей партизанской славы. Возили нас туда на экскурсию.



И в восьмидесятые годы жило достаточно много людей, воевавших в партизанских отрядах. Знаете, что партизаны делали с пленными немцами? Нет, не расстреливали - боеприпасы надо было беречь. Наклоняли две березы к земле и привязывали пленного немца к обеим берёзам. Потом берёзы отпускали. Казалось бы, куда проще повесить, но нет.

В советской историографии это умалчивалось - жестокость была присуща только немецко-фашистским оккупантам.

В те же восьмидесятые годы общался с дедом мой жены. Тот служил танкистом, и рассказал такой эпизод. У лейтенанта из его части случился роман с медсестрой. И закончился он тем, чем и должны заканчиваться все романы - беременностью. Медсестру отправили рожать, а лейтенанта отдали под трибунал, который приговорил лейтенанта к штрафному батальону с формулировкой - "За вывод из строя личного состава".

Я думаю - только тогда, когда потомкам будут известны и такие детали, они смогут понять и оценить весь ужас той войны и величие пообеды в ней.